Тёмный Переулок

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тёмный Переулок » "Переулки Закулисья" » Когда палочки не считаются||Общий, приключения||G||ЛД, ЛЛ, ФФ||Мини


Когда палочки не считаются||Общий, приключения||G||ЛД, ЛЛ, ФФ||Мини

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Название: Когда палочки не считаются
Автор: Участник №4
Бета-гамма: анонимны до объявления результатов
Пейринг: Ли Джордан, Луна Лавгуд, Филиус Флитвик
Жанр: Общий, приключения
Рейтинг: G
Размер: Мини
Аннотация: Их заперли в темном чулане, у них украли волшебные палочки, их предоставили самой судьбе…
Тип: Джен
Комментарии: Написано на фест «Переулки Закулисья»
Отказ: Не мои.

Проголосовать, обсудить

Отредактировано Dashutka (2011-12-02 15:00:21)

0

2

Никогда бы не подумал, что окажусь в школьном чулане в компании преподавателя и полоумной девчонки. Хотя при моей тяге к приключениям давно уже пора научиться ничему не удивляться. Чулан представлял собой тёмное пыльное помещение с низким потолком, заставленное вениками и швабрами. Я с трудом примостился на перевёрнутом ведре, от которого воняло хуже, чем из пасти тролля, и являл собой образец активной работы мысли. Наверное, со стороны это выглядело странно, потому как в окружении двух рейвенкловцев думающий гриффиндорец — нонсенс.
— Можно выбить дверь, — наконец, изрёк я вполне достойную представителя своего факультета мысль.
— Крепкий мореный дуб толщиной в два дюйма, прочность наверняка усилена заклинаниями, замок отсутствует — дверь заперта магически. Здесь даже Хагрид не справился бы, — сказал профессор Флитвик. Он сидел на маленьком детском стульчике и смотрелся до того забавно, что я с трудом сдерживал смех.
— Если бы Хагрид смог разбежаться с расстояния в сто шестьдесят четыре фута, то дверь не выдержала бы, — как бы между прочим сообщила Луна Лавгуд.
— Я бы тоже не выдержал, если бы на меня налетел Хагрид, разбежавшийся с расстояния в сто шестьдесят четыре фута. — На мое ворчание никто не обратил внимания.
Мы сидели в чулане уже добрых два часа и понятия не имели, кто нас в нём запер. Мы и вместе-то оказались совершенно случайно: просто поднимались по лестнице, которая неожиданно начала менять направление. Я тогда недовольно выругался, профессор Флитвик неодобрительно фыркнул, а Луна Лавгуд, казалось, и не заметила ничего. Лестница привела нас к узкой дубовой двери, потемневшей от времени и выглядевшей чужеродно даже в волшебной школе. Я так точно её раньше никогда не видел, хоть и облазил весь замок на пару с близнецами Уизли. Мы зашли в чулан, потому что оттуда вроде как доносился детский плач, и тут же дверь с грохотом захлопнулась, сотрясая стены замка. То есть нам так показалось, что стены сотрясались: настолько неожиданно это произошло. Я потянулся за палочкой, но её на месте не оказалось. Рядом охнул профессор Флитвик, а голос Луны Лавгуд прокомментировал:
— Сквирлы питаются древесиной. Наверное, это они украли наши волшебные палочки.
— Какие еще сквирлы? — раздражённо спросил я, всё ещё шаря по карманам: не хотелось думать, что мы оказались в сложной ситуации без света, средства защиты и кучи других полезных умений, заключённых в наличии длинного куска дерева.
— Плоскозубые сквирлы очень похожи на бобров, но живут в сквозняках и питаются магической древесиной, — пояснила Луна Лавгуд так, словно рассказала об обычной кошке. — Наверное, это они заманили нас сюда и съели волшебные палочки.
— Мою палочку никто не ел! — взвился я, стараясь сдержать обиду в себе.
— Никогда не слышал о подобных животных, мисс Лавгуд, — с сомнением сказал профессор Флитвик. — Вы уверены, что они существуют?
— Однажды я видела сквирла во сне...
С тех пор мы перебрали множество вариантов кражи. То есть перебирали я и Луна, а профессор Флитвик сыпал неопровержимыми аргументами и отметал все наши версии. Луна настаивала на своих сквирлах, но готова была признать, что возможно — только возможно! — здесь замешан кто-то другой. Я же логично предположил, что злоумышленник завлёк нас детским плачем и, пока мы увлечённо старались найти ребёнка, стащил наши палочки заклинанием Ассио. Профессор Флитвик заметил, что невозможно вытащить палочку из потайного кармана мантии незаметно, и он бы обязательно увидел кусок дерева, плывущий по воздуху перед его носом.
— Ну, хорошо, — наконец сказал Флитвик, — мы потратили примерно два часа на выяснение способа кражи, но ни на дюйм не придвинулись к способу выбраться отсюда.
— Может быть, этот человек раскается и выпустит нас, — мечтательно вздохнула Луна Лавгуд. — Всем рано или поздно надоедают однообразные игры, особенно ученикам.
— Ты думаешь, что нас здесь запер ученик? — не поверил я своим ушам. — Быть не может!
— Ну почему же? — возразил Флитвик. — Мисс Лавгуд права. А я готов поручиться за каждого преподавателя Хогвартса.
— Ну, хорошо, пусть это дело рук ученика. Получается, что мы тоже должны думать, как этот малолетний пройдоха, чтобы освободиться?
— Ты очень хорошо соображаешь для гриффиндорца, — радостно сообщила мне Луна Лавгуд и громко рассмеялась, словно усмотрела в своем замечании лучший анекдот месяца.
Я тяжело вздохнул и подумал, что зря все так превозносят рейвенкловцев: они невыносимы! А еще чокнутые и с раздутым самомнением относительно своего ума.
— Но что мы можем сделать без палочек? — неожиданно спросил профессор Флитвик.
И вот тут мы все глубоко задумались.
Фред и Джордж Уизли как-то говорили мне, что магглы в общем-то не такие бесполезные существа, какими кажутся. Они придумали множество невероятных вещей, которые нам, волшебникам, понять и постичь не позволяет наша гордость. Я тогда подумал, что… специфические взгляды их отца передались близнецам по наследству. Но Фред и Джордж от души посмеялись над моими мыслями (по их словам, такими же очевидными, как шрам у Гарри Поттера на лбу) и пояснили суть. Дело в том, что простецы, не имея возможности пользоваться магией, придумали множество способов, как достичь впечатляющих результатов без неё. Всякое там электричество, метро и всё такое. И одно из умений, которое несовершеннолетние близнецы переняли у магглов — это умение открывать двери без магии. Иногда так даже быстрее получается, говорили они, пока подберёшь нужное заклинание, отмычка сделает своё дело. Это, конечно же, не касалось абсолютно волшебных дверей, открывающихся от прикосновения или еще каким чисто магическим способом.
Я пошарил рукой около себя, потом поднялся с места и ощупал полки и пол вокруг. Флитвик и Луна Лавгуд молча наблюдали за мной, не задавая вопросов. Я находил что угодно: старые цветочные горшки с засохшими растениями в них, стопки пергаментов, маленькую картонную коробочку, швабру, детскую игрушку — кажется, коня… но никак не мог обнаружить нужное. Я пыхтел, отбиваясь от внушительных клубов пыли одной рукой и продолжая поиски другой, и ворчал себе под нос, что убью того придурка, который осмелился запереть меня в чулане, будь то хоть Дамблдор, хоть сам Тот-Кого-Нельзя-Называть. Наконец, из-за одного из деревянных ящиков в углу я вытащил тонкий длинный предмет.
— Да! — победно выкрикнул я и вскинул руку с металлической линейкой. Линейка задела что-то тяжёлое: послышался глухой стук, сдавленный вопль — и профессор Флитвик вскочил на ноги.
— Осторожнее, мистер Джордан, я все же хочу оставаться живым ещё некоторое время! — от возмущения он перешёл на фальцет и заговорил привычным учительским тоном. — И потрудитесь объяснить, что вы задумали.
— Извините, — буркнул я. — Это просто… заклинание левитации по-маггловски. Рассечь воздух и взмахнуть, помните?
— Если мы не можем выбраться привычными волшебными способами, то можно использовать маггловский… - озвучила мои мысли Луна Лавгуд. Я тут же проникся к ней глубоким уважением.
Я просунул линейку в щель между дверью и косяком. Она входила идеально, словно специально для этого здесь и лежала — не удивлюсь, если это было именно так, — и потянул её наверх. Почти сразу же линейка встретила преграду, но я потянул сильнее, и… со стуком опрокинул засов по ту сторону двери.
— Я подумал, что мы слишком сильно полагаемся на магию, — я легко толкнул дверь. — Но что если дверь заперта обычным способом? На ней нет замка, но это еще не означает, что нет никакого простого запора.
— Вы большой молодец, мистер Джордан! — воскликнул Флитвик. — Пожалуй, я добавлю вашему факультету десять баллов.
Но это он погорячился, потому что за дверью оказалась не знакомая лестница с протёртыми тысячами ног ступенями, а длинный тёмный коридор. Опять практически ничего не видно, и по-прежнему у нас нет палочек.
— Как интересно! — высказалась Луна Лавгуд. Я бы с ней согласился, если бы имел хоть малейшее понятие, где мы находимся и что теперь делать. — Я слышала об особой магии Хогвартса, о волшебной комнате, которая появляется только тогда, когда тебе очень нужно, о потайных ходах, но никогда не видела их. Мы сделали что-то особенное, раз оказались в этом месте.
— И что же? — спросил Флитвик.
— Каждый сам должен ответить на этот вопрос.
Я фыркнул, но Флитвик воспринял её ответ как должное. Чокнутые рейвенкловцы! Наверняка их дверной молоток только и развлекается тем, что придумывает подобные вопросы. А у нас существуют вполне материальные пароли, тренирующие память, а не воображение и бредовые фантазии. Чётко поставленная задача и один единственный правильный ответ.
— Нам нужно развести огонь, — выдал я конкретную мысль.
— Без палочек? — усомнился Флитвик.
— В Хогвартсе могут водиться огненные саламандры, — мечтательно улыбнулась Луна.
Я тяжело вздохнул, чувствуя себя единственным нормальном человеком в нашей компании. Ладно, Лавгуд — о ней и слухи-то ходили странные, а сама она оказалось ещё причудливее, но Флитвик! Преподаватель, умнейший человек, всегда вызывал у меня только уважение и восхищение, и теперь превратился во флегматичного мямлю, который жизни не представляет без палочки.
— Магглы же как-то обходятся без палочек, - резонно возразил я. – А саламандр мы бы увидели.
— Очень хорошо, мистер Джордан. Но, насколько я помню, вы не из маггловской семьи.
— Нет, чистокровный волшебник, — мрачно подтвердил я. — Но ходил на уроки изучения магглов.
— Я тоже туда ходил, — отмахнулся Флитвик. — Но получается, что из нас троих вы лучше всех ориентируетесь в их мире. Я всегда знал, что в этом мой промах – я слишком увлечён чарами, волшебством, чтобы понять основу жизни простецов. Даже первокурсники из маггловских семей поначалу пугают меня, и лишь когда они проникаются магией, царящей вокруг, я полностью принимаю их.
— То есть в магии мне рассчитывать особо не на что, поэтому я могу понять магглов?
— Вы превратно меня поняли, мистер Джордан. Просто вы молоды и восприимчивы к переменам, к тому же обладаете прекрасной памятью.
Тут я согласился и на мгновение почувствовал себя капитаном корабля и спасителем всего мира – Флитвик и Луна нуждаются во мне! Это вам не стоять на стреме, пока Уизли шарят в кабинете Филча, это настоящая полная приключений жизнь. Но тут в темноте послышался шорох, затем не то щелчок, не то стук, и зажёгся слабенький колыхающийся огонек. Луна Лавгуд держала в руке спичку и улыбалась.
— Когда ты искал линейку в чулане, то попал в меня маленькой картонной коробочкой. Я ведь тоже хожу на изучение магглов и знаю, что это такое.
Моя эйфория тут же сдулась, но я не обратил на неё никакого внимания. Мы сделали три факела из ножек стула и свитков пергамента. Луна и Флитвик отчаянно защищали свитки, но я резонно заметил, что в темноте их все равно невозможно прочесть, а без бумаги деревянные ножки не успеют загореться. В конце концов, со мной согласились, но то и дело кидали полные презрения взгляды.
Я поднял свой факел повыше и оглядел коридор. Он оказался шире, чем я предполагал. С каменных стен серыми клочьями свисала паутина вперемешку с пылью, в одном месте тонким ручейком стекала вода, потолок терялся где-то в темноте, как и другой конец коридора. Казалось, он, словно тоннель, уводит нас в глубины Хогвартса — идеально прямой и бесконечный…
— Смотрите! — воскликнула Луна и показала на один из серых разводов на стене. — Здесь что-то нарисовано. Как странно…
Я подошел поближе и действительно заметил тонкие линии, уже почти полностью слившееся со стеной. Неизвестный художник изобразил человека — девушку в длинном плаще с откинутым капюшоном. Ее глаза светились теплотой и заботой, в сложенных лодочкой руках лежал прямоугольный предмет, и она мне отчаянно кого-то напоминала…
— Это же мисс Лавгуд! — пропищал Флитвик. Мы с Луной едва не столкнулись лбами, стараясь разглядеть рисунок получше.
— Точно… — протянул я, кажется, впервые за много лет не зная, что еще сказать.
— А я красивая, — улыбнулась Луна и провела рукой по тонким линиям.
— Значит, магия здесь всё-таки есть? — не унимался я.
— Есть, наверное, — согласилась Луна, — но такая, в которой палочки не считаются.
Её слова подтвердились, когда через несколько шагов мы нашли ещё два подобных рисунка. На одном, без сомнения, был изображен Флитвик — величественная осанка, чуть склонённая голова и светящиеся мудростью глаза. А на другом – я… Мой двойник широко улыбался, размахивал длинной линейкой и выглядел полным придурком.
— И что же это значит? — просил я у него. Рисунок, к сожалению, даже не пошевелился.
К этому времени меня уже вымотали все загадки и неясности, таинственные перемещения в пространстве и дым от импровизированных факелов. Не думал, что можно устать от приключения. Ясно же, что без магии наши изображения не могли появиться на стене, но в то же время всякая магия в этом месте отрицалась. Посовещавшись, мы пошли дальше по коридору, внимательно осматривая стены в надежде обнаружить ещё что-нибудь. Следующей нашей находкой стал большой бронзовый орёл и дверь рядом с ним.
— Я бы больше обрадовался льву, — заметил я и щёлкнул птицу по клюву. Дверь тут же распахнулась, а я удивлённо открыл рот.
— Мистер Джордан, не представляю, что бы мы делали без вас! — воскликнул Флитвик и, как мне показалось, едва сдержался, чтобы не расцеловать меня. Но учитывая его рост, поцелуи пришлись бы… в не совсем подходящее место, думаю, это-то его и остановило.
Мы вошли в скромно, но уютно обставленную комнату с большим дубовым столом посредине и книжными шкафами, теснящимися у стен. В углу стояло небольшое обитое некогда тёмно-синим бархатом кресло, на котором лежала книга в старинном переплёте. Всюду — от лишь кажущегося беспорядка на столе до цветочных мотивов в узоре обивки кресла — чувствовалась уверенная женская рука.
— Это невероятно! — Флитвик в большом волнении провёл рукой по одному из шкафов. — Я только слышал о нём, думал, это легенда, сродни рассказам о Тайной комнате. Да-да, конечно, Тайная комната оказалась реальностью… Я и не думал, что когда-нибудь сам переступлю порог этого кабинета…
Я ровным счетом ничего не понял. Хотя нет, уяснил, что ещё одна легенда Хогвартса обрела вполне реальный облик.
— Серая Дама рассказывала мне о нём, но никогда не соглашалась отвести. Наверное, она и сама забыла, где он находится: она нечасто здесь бывала.
— Где бывала? — раздражённо спросил я.
— Это величайшая находка! Мы с вами войдем с новейшую историю, мисс Лавгуд!
— Находка чего? — не унимался я.
— Здесь ещё чувствуется её присутствие…
— Да чьё же?! — завопил я и потряс Луну за плечи. Честное слово, будто я стал привидением раньше времени или обратился в таракана, ведь кто обращает внимание на таракана!
— Ровены Рейвенкло, мистер Джордан, умнейшей женщины, чей кабинет искали гораздо дольше, чем потайную комнату Салазара Слизерина.
— То есть мы с ней вроде как в родстве что ли? Наследники и всё такое… — я в изумлении вытаращил глаза и крепко ущипнул себя за руку — вдруг проснусь? Хотя мне совершенно не хотелось бы обнаружить, что наше большое приключение было всего лишь сном.
— Нет, Ровена была более благоразумна, чем Салазар. Она понимала — где-то даже и на собственном опыте — что мало быть наследником по крови: важнее иметь духовное родство.
— То есть…
— Легко быть умным с палочкой в руках, — нараспев сказала Луна.
— Настоящий ум — это свобода, — продолжил Флитвик, — свобода от ограничений, в том числе и от палочек. Мы не представляем, как зависим от них, пока не потеряем. Уверен, многие умнейшие волшебники просидели в чулане долгое время, рассуждая о потерях и возможностях, но не догадываясь всего лишь откинуть засов обычной линейкой.
— Но ведь наверняка среди них были те, кто жил среди магглов…
— Магия портит людей, мистер Джордан, затуманивает им умы и застилает глаза чудесами.
Я так и не понял до конца, что же хотел сказать Флитвик, но удовлетворённо хмыкнул в ответ. Ведь иначе он снова пустится в пространных рассуждения о природе магии и наших гениальных умов.
Луна между тем уже устроилась в кресле Ровены Рейвенкло и открыла её книгу.
— Это история Хогвартса, — с улыбкой сообщила она. — История его создания, где рассказывается о магии школы, потайных местах и… о, в неё вложен листок! — Луна пробежалась взглядом по строчкам и взволнованно воскликнула: — Послушайте: «Я не имела намерения защитить свой кабинет, как это сделали Годрик и Салазар со своими, наложив сложнейшие чары. Я лишь хотела показать, как важно не забывать своих корней — ведь когда-то и мы не умели творить чудеса. Конечно, я позволила себе применить немного магии, чем доставила несомненное довольствие себе и Годрику, который помогал мне в защите моего кабинета. Мы здраво рассудили, что только объединив наши с ним знания и склонности, умения и фантазию, можно создать одновременно и очень простую, и сложнейшую вещь. Когда ум и мудрость объединяются с решительностью и даже горячностью, с действием, получаются самые впечатляющие результаты.
Я пишу эти строки для тех, кто, пройдя наши скромные задания, войдёт в милую моему сердцу комнату и на короткое время оживит мой образ. Именно в этом я всегда видела ту самую призрачную вечную жизнь - в памяти и деяниях. И я прошу оставить эту комнату такой, какой она предстала перед вами. Быть может, найдутся другие смельчаки и умники, отыскавшие в неё вход. Не лишайте их подобной радости.
Теперь коридор выпустит вас беспрепятственно. Вы можете заметить на стенах изображения всех, кому посчастливилось отыскать вход. Так же вы сможете приходить в кабинет в любое время. Но только вы, только те, кто однажды уже отыскал вход. Я верю, вы поймете меня, ведь мы с вами по-настоящему близки по духу и убеждениям».
— Загадки разгадываются просто, — прошептал Флитвик дрожащим от восхищения голосом. — Кабинет Ровены не раз находили, но из уважения к ней держали это в тайне. Просто и очень мудро…
— У нас говорят «гениально», — подсказал я.
Было странно осознавать, что я, гриффиндорец, так запросто стою в кабинете Ровены Рейвенкло наравне с достойнейшими её последователями. Наверное, мы должны были объединиться, чтобы попасть сюда, совсем как Ровена и Годрик Гриффиндор. Я смотрел на книги, которые уж точно не прочту, даже если буду ходить сюда ежедневно — это не для меня, пусть Флитвик читает или Луна — на странные серебряные предметы, расставленные на низеньком столике, которые я поначалу даже не заметил, на большой портрет четырёх основателей, счастливо смеющихся и наслаждающихся обществом друг друга… Я не стал задаваться вопросом, почему именно я, зачем я здесь, и как теперь изменится моя жизнь. Изменится, как надо, а я просто приму, если не смогу понять.
Я вышел в коридор, где теперь на стенах ярко горели факелы и улыбнулся рисункам. Теперь-то они были живыми, махали мне руками и демонстрировали кто такую же линейку, кто просто длинную палку, а другие и вовсе спички или даже два камня, которые высекали икры, если ударить их друг об друга. Я увидел среди рисунков профессора Дамблдора и профессора МакГонагалл. Они были гораздо моложе, чем я их знал, и соседствовали с незнакомыми мне волшебниками. Я приветливо улыбнулся им — не сомневался, что они тоже нашли кабинет Ровены. У самой двери в чулан теперь красовались мы втроем, я по-прежнему казался себе жизнерадостным придурком, но, видать, таков мой удел — действовать, а не раздумывать. У входа в кабинет я заметил рисунок Гриффиндора — внушительный образ с похожей на мою широкой улыбкой. Пожалуй, именно он и примирил меня с обстоятельствами.
— Ты можешь гордиться собой, — сказала Луна за моей спиной.
— Уф! — я даже подпрыгнул от неожиданности. — Могу и даже, наверное, буду. Заполучить собственную физиономию на древнюю стенку — чем не великое достижение?
— Просто ты умнее, чем сам думаешь.
— О-о-о… ты не знаешь, о чём я думаю.
— Не важно. Но я теперь знаю на одного замечательно человека больше. Мы не подружимся, но мне будет приятно просто улыбнуться тебе при случайной встрече.
— Ты замечательная, — от души сказал я. — Мы можем не только улыбаться, мы можем даже разговаривать.
Луна Лавгуд счастливо кивнула.
Мы пробыли в кабинете Ровены до глубокого вечера, каждый нашел занятие по душе. Даже для меня, словно специально, были выставлены те самые серебряные штуковины… Если взять их за основу, то Уизли удавятся от зависти, опробовав моё изобретение…
Профессор Флитвик обязался проводить нас с Луной до гостиных. Не хотелось расставаться. Если уж у столь разных людей появляется что-то общее, то они привязываются друг к другу уже навсегда.
— Я обещал добавить вашему факультету баллы, мистер Джордан… — вместо прощания протянул Флитвик.
— Лучше добавьте их на уроках, профессор. А сегодняшние… приключения были не ради баллов.
— Конечно, я рад, что вы меня поняли.
— До встречи! — помахала мне рукой Луна.
— До встречи… — развернулся к Полной Даме, чтобы сказать пароль, как неожиданно мне пришла в голову мысль.
— Интересно, — я расплылся в той самой дерзкой задорной улыбке с рисунка и резко развернулся к Флитвику и Луне, — а кто-нибудь находил кабинет Годрика Гриффиндора?

0


Вы здесь » Тёмный Переулок » "Переулки Закулисья" » Когда палочки не считаются||Общий, приключения||G||ЛД, ЛЛ, ФФ||Мини